?

Log in

No account? Create an account

СЕРДИТЫЙ ГРАЖДАНИН

открытый общественный проект

Previous Entry Share Next Entry
Афиша расскажет о новом «Детском мире»
Сердитый гражданин
angrycitizenru

Автор очередной концепции универмага о ее главной идее, упреках охранителей и сильном ветре

Компания «Галс-Девеломпент» представила новый проект реконструкции «Детского мира» на «Лубянке»: его автором стал архитектор Павел Андреев, известный переделками ГУМа и Манежа. «Афиша» посмотрела на новый проект и поговорила с его автором




Новый проект для «Детского мира» компания «Галс-Девеломпент» представила общественности в понедельник. В компании уверены, что этот проект окончательный, да и тянуть дольше уже нельзя: за четыре года, рассказал президент компании Сергей Калинин в интервью РИА Новости, девелопер выплатил процентов по взятым под проект кредитам на сумму в несколько десятков миллионов долларов. Прошлый проект, с которым «Галс-Девеломпент» познакомила общественность осенью, привел в возмущение экспертов и градозащитников — они упрекали девелопера в том, что тот оставляет от памятника архитектуры только коробку (под охраной закона сейчас находятся лишь стены фасада), не факт, что и та не развалится, когда начнется стройка. Девелопер же утверждал, что здание в аварийном состоянии, что требуется разбирать подвалы и подводить под фундамент здания бетонную плиту — иначе все рухнет. А главное: хороший детский магазин важнее памятника, тем более, аварийного — эту мысль озвучивал режиссер Борис Грачевский, возглавивший созданный девелопером «Родительский комитет».

Автором нового проекта стал Павел Андреев — главный архитектор реконструкции ГУМа в начале 2000-х и восстановления «Манежа» после пожара. В новом проекте атриум универмага, за сохранение оригинальной формы которого особо ратовали градозащитники, останется прямоугольным, и там будут проходить детские праздники, фестивали, спектакли. Но второе пожелание экспертов удовлетворено не было — атриум будет высотой в семь этажей, а в старом магазине он был перекрыт на уровне второго. О других требованиях, например, о сохранении оригинальной отделки помещений, речь уже и не может идти: все ободрано, почти все сломано. Самое главное в новой концепции — магазин получает выходы на все четыре окружающих улицы, и атриум можно будет пройти насквозь, он станет чем-то вроде площади, только накрытой сверху семью этажами детских товаров.

Крышу магазина не станут делать прозрачной: в разное время года на нее будут проецироваться изображения — то падающий снег и звездное небо, то желтые листья, то яркое солнце. В магазине должна появиться детская рекреационная зона, в которой будут не только игры на час, но и постоянно действующие кружки и секции, будут работать фудкорт и кинотеатр. Кроме того, в «Детском мире» откроют небольшой музей — со старыми фотографиями магазина и игрушками, купленными там москвичами много лет назад. Наконец, здание на Лубянке больше не будет называться «Детским миром», потому что больше не имеет никакого отношения к одноименной сети магазинов (хотя старый логотип на фасаде отреставрируют и оставят), — он станет «Центральным детским магазином на Лубянке».

Павел Андреев

архитектор

— Сколько вы уже занимаетесь этим проектом?

— Я уже работал над концепцией «Детского мира» с компанией АФК «Система», ее строительным подразделением, семь или восемь лет назад, в самом начале. Мы тогда сделали концепцию, в которой были некоторые интересные вещи, которые сегодня нельзя уже реализовать, например, потому что изменился охранный статус, «Детский мир» стал памятником архитектуры. Тогда, например, мы хотели на верхних этажах, на которых в старом универмаге были склады, сделать паркинг. Потому что в таком магазине одна из самых сложных проблем — заставить человека подняться на верхние этажи, а тут часть посетителей магазина сразу попадали бы на них из паркинга. Было бы два первых этажа — и сверху, и снизу. Сейчас мы над новой концепцией работали примерно полтора-два месяца. Это по-прежнему крупный детский магазин и важное общественное место — «Детский мир» приговорен быть им просто в силу своего расположения.

— Остаются ли старые лестницы, эскалаторы, каким будет атриум?

— Лестницы и эскалаторы теперь не будут находиться там, где были раньше, и новые лестницы теперь будут служить устойчивости здания. Атриум — это самая главная затея: он повторяет внешние стены здания, мне кажется, он исключит упреки в том, что «Детский мир» получает что-то, что ему не подходит, — такой атриум ему не может не подходить. В плане он остается оригинальных размеров, около 25 на 40 метров, в высоту он, конечно, вырос. Но он и не мог в прежние времена быть такой высоты, потому что на верхних этажах находились складские помещения. И здесь заказчик пошел на определенные потери в торговых площадях, оставляя атриум такого же размера, каким он был. Но это будет оценено правильно. И теперь получится восстановить галереи, которые идут по бокам атриума. Плюс к этому в атриуме удалось сделать не колонны, а пилоны, что создает дополнительную жесткость для здания. Потому что перед зданием большая площадь, и ветровая нагрузка на дом серьезная, архитектура реагирует и на такие вещи.

— Будет ли подводиться бетонная плита, как планировалось?

— Это все впереди. Сейчас начнется укрепление основания — это грунты, на которые ложится нагрузка, потому что вес здания изменится, точки приложения сил изменятся. Потом будет сделана плита, потом будет возводиться внутренний каркас, который свяжет новые конструкции со старыми. Потом будут укрепляться стены, которые делались в не самое богатое время, и их конструкция слаба — но они находятся под охраной.

— Это ведь для вас не первый проект торгового центра в старом здании — вы переделывали ГУМ. Что главное в этих проектах?

— Главное — превращение из крупного торгового центра в центр управления торговыми площадями, а это две совершенно разные доктрины. Одно дело, когда вы сами руководите торговлей на площадях, которые вам же и принадлежат. Так происходит в больших магазинах Парижа — галерее Лафайет, например. Другое дело — торговые моллы, в которых управляют площадями: работают с арендаторами, находят якорные магазины, понимают, какие магазины вместе с какими должны встать, какие дополнительные услуги могут быть — ГУМ получил кинозалы, выставки, концерты. И мы сейчас понимаем, что тоже должны превратить «Детский мир» в какой-то общественный центр, но для еще более нежной, требовательной публики — с точки зрения ее выносливости, запросов, интересов к развлечениям. Детские впечатления остаются с нами навсегда, и они должны быть приятными. Хочется, чтобы туда заходили пообедать люди из соседних офисов, чтобы можно было выйти из метро, быстро купить подарок и пойти дальше, чтобы детей, померивших три пары штанов, можно было бы накормить мороженым, показать мультик, как-то отвлечь.

— И это не первый проект, к которому у общественности есть вопросы, — вы, например, занимались и Манежем. Как решать такие проблемы?

— Сама по себе проблема реконструкции, реставрации, приспособления — не хочу останавливаться на терминологических нюансах — в ее основе лежит необходимость изменений, эволюции нашей жизни. Здесь речь идет скорее о правильной системе отношений, о поиске взаимопонимания. Я против строгой консервативной позиции, но и не хочу сказать, что прогресс оправдывает все. И чем с этой точки зрения сложнее были работы, тем было интереснее. ГУМ, в котором мы ставили мосты и эскалаторы, — мы это сделали откровеннее, чем при микояновской реконструкции 1957 года, но мы это сделали и современнее, и удобнее, и я благодарен Алексею Ильичу Комечу (директор Государственного института искусствознания, специалист по истории и теории реставрации памятников архитектуры, ум. в 2007 году. — Прим. ред.), который присутствовал по моей просьбе в принятии решений и принял нашу точку зрения. Манеж, который обязан был получить входные группы, инженерию, вентиляцию, пожаротушение, должен был стать общественным сооружением сегодняшнего дня. Самое главное, чтобы мы находились в рамках какого-то контекста, эволюционного развития, а не переворачивали все разом.



http://www.afisha.ru/article/pavel-andreev/


  • 1
"Главное — превращение из крупного торгового центра в центр управления торговыми площадями, а это две совершенно разные доктрины. Одно дело, когда вы сами руководите торговлей на площадях, которые вам же и принадлежат. Так происходит в больших магазинах Парижа — галерее Лафайет, например. Другое дело — торговые моллы, в которых управляют площадями: работают с арендаторами, находят якорные магазины, понимают, какие магазины вместе с какими должны встать, какие дополнительные услуги могут быть — ГУМ получил кинозалы, выставки, концерты."

Согласен: реконструкция - это первый этап. Но гораздо важнее, как и кем торговые площади будут управляться, кто будет искать покупателей и угадывать их предпочтения.

Надеюсь ДМ не превратитьсяв очередной ЦУМ :)

Не знаю, как ЦУМ - не бываю там... Но современный ГУМ весьма мне симпатичен.

  • 1